Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Картинка

Жизнь после пандемии: как изменится человечество?


15.05.2020

: 120

Версии американских экспертов


Как COVID-19 изменил наши представления о жизни? К каким краткосрочным и долгосрочным последствиям способен привести опыт совместной борьбы с коронавирусом? Какие профессии будут востребованы? Какие сферы экономики ожидает приток инвестиций? Какие потребуются реформы?


Эми Уэбб (Amy Webb​, NYU Stern School of Business), основательница Института «Будущее сегодня» (Future Today Institute), профессор бизнес-школы Стерна при Нью-Йоркском университете, специалист в области стратегического прогнозирования

Пройдет время, прежде чем людям вновь будет комфортно собираться вместе на концертах и массовых мероприятиях, но мы все равно вернемся к этому. Людям нравится находиться рядом с другими людьми.

Нам повезло, что эта пандемия произошла в технологическую эпоху. Это дало нам возможность продолжать общаться, отмечать праздники, семейные торжества и продолжать работать. Если бы это случилось 20 лет назад, нам бы пришлось намного хуже.

Не думаю, что нынешнее положение дел дает представление о том, какой наша жизнь станет в будущем. В основе своей мы, люди, общественные создания. Технологии хорошо помогают, но не заменяют способов взаимодействия, которые нравятся большинству из нас. Так что, как только это станет возможным, мы вновь начнем собираться вместе не виртуально, а в реальном мире.

Говорят, что пандемия продемонстрировала, как уязвимы многие компании и многие правительства. Хоть все необходимые технические инструменты и существуют, не все понимают, как ими пользоваться, и не каждая компания была готова организовать работу в удаленном режиме.

Основатель компании Zoom недавно сказал, что был удивлен, что люди могут вторгаться в чужие встречи и создавать проблемы. Он был удивлен, потому что Zoom изначально не был создан для того, как его сейчас используют. Это говорит тем, кто работает в технологической сфере, что они должны быть всегда готовы, что их разработки будут использовать так, как они и представить не могли.

Эта пандемия продемонстрировала определенные уязвимости всех стран. Логистика – одна из главных сфер, где нам, возможно, понадобится больше специалистов, обладающих навыками планирования. Множество компаний, стран, городов сталкиваются с проблемами при управлении потоками информации, людскими потоками и снабжением. Системы снабжения в нашем мире сложнее, чем когда-либо в человеческой истории. Подозреваю, что это не последняя пандемия, так что, думаю, мы увидим приток специалистов в эту сферу и увеличение спроса на них.

Другие области, в последнее время привлекшие много внимания,– вирусология и синтетическая биология. Этот кризис увеличил интерес к генной инженерии и вычислительной биологии. И, конечно же, к искусственному интеллекту.

Эта пандемия, возможно, демонстрирует, что вырастет спрос на специалистов с многосторонней квалификацией. К примеру, специалистов, разбирающихся и в биологии, и в искусственном интеллекте, и способных разрабатывать сложные модели. Или к тем, кто разбирается в глобальных сетях снабжения, а также климатических изменениях и ситуации на мировом продовольственном рынке.

Сейчас всем нам приходится тяжело. Но это также означает, что в этой ситуации люди чаще готовы прощать. Если вы собирались поэкспериментировать, воплотить в жизнь какие-то идеи, то сейчас лучшее время для этого. У вас, возможно, никогда больше не будет такой всепрощающей аудитории.


Эми Залман (Amy Zalman, Georgetowin University), глава консалтинговой компании Prescient Foresight Consultancy, преподаватель Джорджтаунского Университета

Мы не вернемся к прежней жизни ни при каких обстоятельствах. Я думаю, что пандемия дала серьезный импульс, чтобы люди задумались, что они способны делать онлайн.

Я приведу пример. Область права – суды, судебные разбирательства, уголовное производство – очень медленно меняется в США. Несколько человек рассказали мне, что были поражены, обнаружив, как много можно сделать с помощью технологий. Можно провести слушания с участием судьи – не в зале суда. Можно обеспечить процесс документооборота и нотариально заверять документы без личного присутствия у нотариуса. Можно подписывать документы в электронной форме. Говорят, что всего за пару недель здесь все продвинулось на 50 лет вперед.

Посмотрите на научное сотрудничество на глобальном уровне: какими невероятными усилиями ведется поиск вакцины. Связи к этому моменту уже были налажены, ученые сотрудничали, в последние годы было предпринято много попыток сделать научные открытия и публикации общедоступными, иногда открытыми для заимствования. И эти наработки, это установившееся сотрудничество для достижения важных целей помогают решать проблему, важную для всего человечества. Мы можем использовать те же инструменты для поиска решений в других важных направлениях, таких как глобальное изменение климата, бедность, обеспечение продовольствием увеличивающегося населения.

Пандемия заставляет нас понять, что Интернет должен быть общедоступен. Нам необходимы новые решения, чтобы дети могли продолжать учиться, и люди – общаться вне зависимости от местонахождения. Мы увидим рост инвестиций в коммуникационные платформы.

Целое поколение людей в США сейчас переосмысливает баланс работы и жизни. Решит ли больше людей жить по-другому, если у них появится такая возможность и необходимые навыки? Я живу в очень приятном районе Вашингтона - Джорджтауне. Я вижу детей, играющих в мяч рядом с домом, прогуливающихся вечерами людей... Думаю, что некоторые из них решат, что это намного лучше, чем сидеть в пробке и ждать, ждать, ждать, когда же они попадут домой.

Пандемия – событие глобального масштаба. Впервые в истории у нас появилась возможность поддерживать связи в режиме реального времени, чтобы общаться друг с другом и реагировать друг на друга по всему миру. Я думаю, это дало начало созданию некой новой глобальной идентичности на личном уровне – своеобразному глобальному братству.


Кори Доктороу (Cory Doctorow), писатель-фантаст, журналист и политический активист

Этот кризис выявил множество недостатков в нашей системе. В Калифорнии, где я живу с 2006 года, потратили 200 миллионов долларов на вентиляторы, маски, реанимационное оборудование и мобильные полевые госпитали. А потом – после кризиса 2008 года – мы от всего этого избавились, потому что подзарядка аккумуляторов ИВЛ и оплата складских услуг обходились нам в пять миллионов долларов в год. Было ли это хорошим решением? - Думаю, что сейчас мы знаем ответ.

Кризис позволяет увидеть то, что обычно происходит медленно и незаметно. Кризис глобального изменения климата существует еще и потому, что все изменения происходят настолько медленно, что людям, желающим дискредитировать эту идею, достаточно заявить, что мы, мол, не можем знать этого наверняка. Однако, если бы деревья в вашем дворе загорались каждый раз, когда вы заводите мотор вашей машины, вы бы понимали, что между этими событиями имеется прямая связь. Сейчас мы видим очень быструю корреляцию неверных политических решений и плохих результатов.

Было ли хорошей идеей в Америке предоставить гигантским телекоммуникационным компаниям-монополистам право решать, сколько Интернета мы получаем и сколько следует в него инвестировать? Безусловно, нет. Я живу в Бербанке, под фундаментом моего дома проложен стогигабитный оптоволоконный кабель. За него заплатил город, но я не имею права им пользоваться, потому что он предназначен для крупных работодателей. У моего провайдера-монополиста есть право отключать высокоскоростной Интернет в таких домах, как мой. Что может произойти дальше? Один из возможных вариантов – гигантская прибыль, которую получат крупные игроки за счет Интернета, что позволит им занять постоянные доминирующие позиции в «нервной системе» 21 века.

Примерно через шесть месяцев 30% населения окажется без работы. Их должны будут содержать штаты или федеральное правительство. Либо их оставят умирать от голода, но в этом случае они превратятся в мощную дестабилизирующую силу, которая разрушит нашу цивилизацию. Практически невозможно представить, что общество с безработицей в 30% сможет легко восстановиться. Нам придется пройти через другой кризис, на фоне которого коронавирус покажется веселой прогулкой, после чего мы начнем проводить политические реформы, но ситуация будет настолько нестабильна, что добиться их позитивного эффекта будет гораздо сложнее.

Произойдет крах рынка недвижимости, повтор кризиса 2008 года, когда государственные вливания в частные финансовые компании позволили последним скупить арендное жилье и начать повышать плату за него. Люди, потерявшие свои дома, будут вынуждены снимать жилье, и на арендную плату будет уходить намного большая часть их дохода. Мы уже находимся в достаточно тяжелом, неустойчивом положении, но все может обернуться существенно хуже, прежде чем станет лучше.

Думаю, что может повториться ситуация, возникшая после терактов 11 сентября: многие мои знакомые начали болезненно относиться к авиаперелетам, они старались и стараются не пользоваться самолетами. Возможно, мы увидим, что некоторые будут отказываться от путешествий из страха заразиться, даже если будет известно, что особого риска нет. Может быть, появится поколение, которому будет неприятно находиться в непосредственной близости с другими людьми, которому будет неприятно путешествовать. Но будут и те, которые оставят эти страхи в прошлом.


Джерри Каплан (Jerry Kaplan, Stanford University), бизнесмен, специалист по информатике и искусственному интеллекту, преподаватель Стэнфордского университета

Мой отец пережил Великую депрессию, и это оказало на него огромное влияние, хотя в то время, как я знал его, он был богатым человеком, и его дела шли прекрасно. Но отца всегда беспокоило, если еду использовали неразумно. Это результат того, что он вырос в условиях Депрессии.

Пытаясь представить, как пандемия повлияет на современное общество, я думаю о своих детях. Им 27 и 21 год. На их жизни пандемия влияет разрушительно, потому что в этом возрасте личное общение имеет колоссальное значение. Но теперь все изменилось, все застопорилось, даже такая заурядная вещь, как поиск партнера. Так что, думаю, что это окажет очень серьезное воздействие на них: они научатся ценить общение с другими людьми и будут понимать, что это дар, который могут отнять. А с другой стороны, личное общение несет опасность: когда вы обнимаете и целуете кого-то, тесно взаимодействуете с кем-то, это представляет определенные риски для здоровья. Так что, думаю, они будут гораздо осторожней вести себя при любых социальных контактах или во время физической близости. И это останется с ними до конца их жизней.

Пандемия подарила нам время. Я стал проводить много времени с женой – прекрасно, что появилась возможность, которой у нас не было раньше. Замечательно никуда не спешить и заниматься тем, чем хочется заниматься. В США это может привести к фундаментальному сдвигу в балансе между работой и отдыхом. Здесь люди привыкли ставить во главу угла экономическое благосостояние, для них работа – главный приоритет, в отличие от таких стран, как Италия, где, например, люди могут взять месячный отпуск. В США это неслыханное дело. Так что мы можем начать получать удовольствие от обычной жизни.

Я уверен, что этот кризис приведет к серьезным изменениям в американском обществе в таких вопросах, как здравоохранение. У нас не может быть системы, к которой не имеют доступа бездомные и нелегальные мигранты. Такая система неэффективна, потому что эти люди могут заболеть и заразить других. Так что нам необходимо общедоступное здравоохранение. И это, очевидно, произойдет очень скоро: Великая депрессия положила начало множеству социальных программ.

Государства начали осознавать, насколько ненадежны имеющиеся каналы снабжения. Глобальная интеграция в краткосрочной перспективе дает серьезные экономические преимущества, но бывают моменты, когда она может привести к серьезным перебоям или внутренним проблемам. Так что у нас появятся запасы или альтернативные источники всех видов товаров и услуг: если одна часть мира не сможет больше их предоставлять, это сможет сделать другая, или мы будем способны произвести это самостоятельно.

Пандемия продемонстрировала, что все мы зависим друг от друга: событие на рынке где-то в центре Китая способно серьезно отразиться на жизни здесь, в солнечной Калифорнии. Понимание того, что мы можем спастись или погибнуть только все вместе – как общество и как человечество - станет долгосрочным наследием пандемии. Это придет из личного опыта, согласно которому твой выход из дома ставит под угрозу жизни соседей.

Люди никогда не понимали, что они оказывают воздействие на мир, а мир – на них. Думаю, это забьет последний гвоздь в гроб изоляционизма. Нечто подобное произошло после Второй мировой войны, когда стало очевидно, что мы не можем позволить случившемуся повториться. И что единственный способ избежать этого – работать сообща, заботиться не только о соседях, но и о людях, живущих на другом конце Земли.


Марго Гонтар "Голос Америки"